dipperman (dipperman) wrote,
dipperman
dipperman

Category:

Нарские. Предзимье.

Решил вчера съездить на Нарские пруды (рыбхоз под Москвой, если кто не в курсе) – пока они ещё не замёрзли. Тем более, погода для ноября стоит просто сказочная. В Чупряково я приехал часов около 10 и отправился по полевой дороге в сторону деревни Софьино, вдоль северного берега Асаковского пруда (не люблю ходить мимо зубастых кобелей на пропускном пункте в Асаково – как-то не сложились у нас отношения). В данном случае такой выбор маршрута оказался очень кстати - самое интересное именно там мне и попалось – однако не будем забегать вперёд.

Асаковский пруд издали выглядел полностью свободным ото льда. Легкий ветерок гнал по нему рябь, в тростнике шуршали и позвякивали мелкие льдинки – и только в затишках у наветренного берега местами лежал гладкий матовый лед. А вот маленький прудик, отгороженный от него дорогой, замёрз больше чем наполовину – и на кромке льда сидели рядышком две утки – кряква и красноголовая нырчиха. Единственная встреченная за день, самая последняя. В бурьяне на краю распаханного поля возились чечётки, с ними – стайка из шести запоздавших зябликов. На самом пруду, на первый взгляд, не было никого кроме нескольких озёрных чаек – однако потом, когда я уже обошёл его и осмотрел в бинокль со стороны цапелиной колонии, между волн усмотрел две мелькающие птичьи головы – но настолько далеко, что даже не понял – гагары это или поганки. Сначала показалось – гагары, потом долго не мог увидеть вообще никого, наконец снова увидел – но теперь уже вроде поганку. «Леший с ними, разберусь на обратном пути» - подумал так и пошёл дальше. Первый Дютьковский пруд тоже сверкал чистой водой, но маленькие заливчики по западному берегу уже схватились. По центру болталась солидная стая крякв – сотни полторы-две. Утки покачивались на волнах, старательно избегая приближаться к берегам. Предосторожность была весьма уместной – на дамбе мне встретился «человек с ружьём». Причём вышел он навстречу как раз в тот момент, когда я обнаружил плавающего возле прибрежных кустов лутка – поэтому я сразу же сделал вид, что пруд вместе с его обитателями интересует меня в самую последнюю очередь. Лутки (их оказалось аж четыре штуки) счастливо избежали обнаружения, а охотник похоже за весь день так ни разу и не выстрелил. Второй Дютьковский полуспущен и покрыт льдом, только возле стока – довольно крупная полынья. По льду расхаживают вороны и несколько чаек, в том числе 2 серебристые. Как ни странно, почти нет сизых – почти все встреченные чайки были озёрные. Когда я уже шёл обратно, на краю полыньи обнаружил сидящего орлана-белохвоста, при моём приближении он лениво взлетел и потянул в сторону лесистого южного берега.
А в лесу – повсюду клесты. Стаи и стайки, и даже одиночки летают в разных направлениях со своим металлическим цоканьем и отрывками песен. Несколько раз видел, как они рассаживались по макушкам лиственных деревьев, где просто сидели, переговариваясь между собой и напевая, а потом вдруг внезапно снимались и летели дальше. По-прежнему в стаях преобладают яркие, нарядные самцы.

Прочие лесные пернатые заметны меньше – только один раз на меня вышла синичья стайка, двигавшаяся вдоль замёрзшей обводной канавы. Первыми показались ополовники, как обычно подлетели, познакомились и улетели дальше, не дав себя толком сфотографировать. Пока я пытался ловить их в кадр – из-под крошечной ёлочки пешком вышел пухляк, уставился на мой ботинок, перевёл взгляд выше – смутился и запрыгнул обратно под ёлку. В ветвях этой же ёлочки показалось что-то крошечное и зеленоватое – мелькнула золотистая полоска на голове – королёк. Этот вообще не обращал на меня внимания, но мельтешил так быстро, что и его снять не получилось. По сухой ёлке, шурша облетающей корой, ползала пищуха, в лесу постукивал БПД. А вот большаков и лазоревок в той стайке не было – они предпочитали общество себе подобных. Несколько раз мне встречались какие-то странные чечётки. То есть, большая часть встреченных чечёток вела себя так, как им и положено: качались на бурьяне по обочинам дорог и дамб, вылущивая какие-то мелкие семена, иногда негромко переговаривались, подпускали вплотную и взлетали плотной щебечущей стайкой. Но не раз и не два, а наверное три или четыре раза попадались странные одиночки, которые вели себя не так: они шмыгали в траве как мыши, почти давая на себя наступить – и тогда улетали, буквально стелясь по земле – одна из них летела внутри автомобильной колеи, не поднимаясь выше её краёв. И при этом ни одна из них ни разу не издала ни звука. Мне показалось, что так могли бы себя вести птички, чью стайку разгромил внезапной атакой какой-то стремительный и грозный воздушный хищник (например дербник). Уберите тухлые помидоры – это же не научная статься, а автор художественного рассказа может позволить себе дать волю фантазии!
После полудня ветер окончательно стих, поэтому когда я вернулся к Асаковскому пруду, он лежал гладкий как зеркало. Птички, озадачившие меня с утра, были на прежнем месте, словно специально дожидались. Я обошёл пруд, практически выйдя к той точке, откуда начал маршрут – и тут мне наконец удалось их разглядеть. Ни в первый раз, когда мне почудился силуэт гагары, ни во второй, когда я углядел тонкую шею чомги, зрение меня не обмануло. Птиц было три – пара чернозобых гагар и чомга – одиночка. Гагары в скромном зимнем наряде – практически двухцветные, как пингвины – тёмный верх, белый низ.


Что удивительно – никогда раньше не слышал, чтобы на осеннем пролёте и зимой гагары что-нибудь говорили, а вот эти оказались достаточно шумными: ныряли со своим характерным «ойканьем» (можно подумать, вода им казалась холодной), а одна даже пару раз негромко «взвыла».
Пока следил за гагарами, несколько раз слышал из тростников странные птичьи позывки – они казались мне очень знакомыми, но я никак не мог сообразить, где же слышал их раньше. И не покидало ощущение, что этой птице – кто бы она ни была – здесь и сейчас ну совершенно не место. И вот наконец настал миг озарения: дельта Волги, такие же точно тростники – но залитые жарким майским солнцем, жёсткое сиденье «Иглы», журчанье воды под веслом – и весёлые длиннохвостые птички со смешными чёрными «усами», с негромким «теньканьем» перелетающие со стебля на стебель. Ну конечно, как я мог не узнать голос усатой синицы! Однако, раз уж повезло встретить её тут – неплохо бы и воочию удостовериться… Однако все попытки успехом не увенчались: голосок птички-невидимки раздавался то в одном месте, то в другом, то вовсе стихал. Один раз даже вышел конфуз – из тростников, как раз оттуда, где только что тенькало, на ветку невысокого деревца вылетел нахальный желтопузый большак, уселся передо мной, отряхнулся и сказал своё «пинь-пинь-чррр»… Однако тут же из-за его спины снова донесся голосок усатки, и у меня отлегло от сердца. Я даже забирался на то деревце и разглядывал тростники в бинокль сверху – но не сумел разглядеть среди одинаковых колышущихся верхушек знакомую длиннохвостую фигурку. И только когда голосок окончательно смолк, признал своё поражение и решил поплотнее заняться гагарами – тем более что как раз в этот момент одна из них, увлечённо ныряя, приблизилась к берегу в таком месте, где тростников почти не было – возле прудового стока. Когда я подошёл к ней совсем близко, она как раз вынырнула с небольшой рыбкой в клюве, посмотрела на меня недоверчиво и погребла назад на середину пруда – да по дороге рыбку и съела. Чомга к берегу не поплыла – так и вертелась вдали, так что даже рассмотреть её толком не удалось.

Специально для тех, кто может быть захочет поискать «мою» усатку: она держалась у северного берега Асаковского пруда, между деревней Софьино и посёлком Чупряково, там где к берегу подходит распаханное поле. За краем пашни идёт полоса бурьяна шириной метров 50, а за ней – тростники. Искать там…

 
Tags: Нарские пруды, птицы, фото
Subscribe

  • Приятного аппетита

    Животным безразлично наше представление о том, что им положено делать, а что нет.

  • Как споткнуться на ровном месте

    Бывает так - считаешь, что в какой-то области переел если не всех собак, то бОльшую часть, и с полным основанием можешь считать себя профессионалом.…

  • Пастушок и его "спасатели"

    На незамерзающей речке в одном из московских парков фотоохотник обнаружил зимующего водяного пастушка. Случилось это в начале февраля, так что…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment