dipperman (dipperman) wrote,
dipperman
dipperman

Category:

На велосипеде по астраханским степям.

Только что вернулся из крайне экстравагантного похода.
С любой точки зрения, это была авантюра из авантюр: я вообще плохо переношу жару, а на велосипеде путешествовать на дальние расстояния мне до сих пор и вовсе не доводилось. Но "чувство глубокого неудовлетворения" после ахтубинской эпопеи никак не хотело отвязываться, а остаток отпуска следовало провести, по возможности, плодотворно. И я решился.
12 июня.
В 8 часов утра я отъехал на своём "Стелс-Навигаторе 600" от астраханского вокзала. Уже изрядно припекало. В привокзальном ларьке купил 2 "полторашки" воды - пить хотелось постоянно, влага сразу же выходила в виде пота. Перевалил по двойному мосту через Волгу-матушку - город остался позади, пошло предместье. Сразу же появилось интересное: на мелководной заросшей луже у самой дороги плавала пара пеганок и паслась стайка ходулочников, с берега тяжело поднялась большая белая цапля.
Впереди показался перекрёсток: направо и налево уходило широкое шоссе Москва - Астрахань, а вперед вели две узкие асфальтированные дороги: левая - на Николаевку, правая - на военный аэродром Тинаки. Я поехал по левой.

Несколько километров - и вот уже последние дома сзади скрылись за горизонтом, вокруг расстилается сухая степь - пологие бугры, поросшие полынью и какой-то колючей сухой травкой, редко где торчит кустик цветущего тамариска. В некоторых понижениях блестят на солнце белоснежные соляные корки. Жара усиливается. Я снял жилет-разгрузку, а рюкзак с аппаратурой приспособил на руль - но это мало помогало. Горячий, словно из печки, ветер мгновенно высушивал пот, едва только он выступал на коже. Фляга на раме велосипеда пустела с угрожающей скоростью. Термометр показывал 40 в тени. А вот неунывающим степным птицам жара, похоже, нисколько не мешала. Буквально на каждом придорожном бугре сидела, покрикивая и качая хвостиком, каменка-плясунья. При моём приближении некоторые из них взлетали вверх и зависали в воздухе, другие просто отлетали в сторону. С обочин поднимались в небо здоровенные, длиннокрылые степные жаворонки, с песнями реяли в воздухе и снова опускались на землю. Несколько раз видел золотистых щурок, отдыхавших на верхушках кустов.
На подъезде к Николаевке пересёк протоку-ерик. Узкая полоска воды, зажатая океаном тростников, буквально кишела птицами: сверху кружил болотный лунь, по воде плавали лысухи, из зарослей гремел хор дроздовидных камышевок и широкохвосток (вроде бы была ещё индийская камышевка, но я не уверен полностью). На столбе куковала кукушка, кружились щурки, в кустах бубнил удод. С сухого склона поднялась стайка розовых скворцов. А дальше снова ждала неожиданность: там, где по карте дорога должна была быть одна, их оказалось две: одна - разбитая, ухабистая, вела в посёлок, а вторая - в гораздо лучшем состоянии - шла в обход. Я подумал и свернул на первую (на карте-то была, похоже, именно она). В Николаевке ворковали кольчатые горлицы, а скворцы были уже самые обыкновенные. С забора взлетел удод. На выезде из села дорога окончательно превратилась в разбитый грейдер. Зато по сторонам теперь вместо иссушенной степи колыхался тростник и блестела вода. На небольшом плёсе держалась стайка красноносых нырков, кряквы, ходулочники, в воздухе кружили чёрные и речные крачки, серебристые и озёрные чайки, один черноголовый хохотун. Взлетали цапли - рыжие, серые и большие белые. На придорожных проводах, точно ласточки, расселись кобчики. Потом озёра, точнее, по-местному, ильмени, закончились, только в котловине слева по курсу поблёскивало последнее - полувысохшее, солёное. Я на всякий случай пригляделся к нему - и ахнул: белые от соляной корки берега были буквально усеяны птицами: там сидели сотни чаек, ходулочников, пеганок и огарей, а в дальнем конце стояла пара журавлей-красавок!

Увы, снимать было неудобно - солнечный свет падал почти отвесно, а блеск соли и дрожание раскалённого воздуха ещё усиливали искажение. Проехав ещё несколько километров, я снова наткнулся на воду: небольшой ручеёк разлился, образуя мелководное озерцо, окружённое тамарисковыми кустами. В эти кусты я и забрался, решив переждать зной. Над озерком тоже кружились чайки с крачками, и даже по парочке ходулочников и ББЦ держалось здесь. Ветерок сдувал гнус и в тени кустов хоть немного, да освежал. Раздевшись, я по шею забрался в восхитительно прохладную воду. Отмокнув, заварил чаю и попивал его, сидя под тамарисковым кустом, наблюдая, как вокруг носятся друг за дружкой 1 самец и 2 самки кукушки (причём обе самки были серые!). Потом ко мне в гости пожаловала пара малых зуйков. Есть совершенно не хотелось, но я всё-таки дисциплинированно сгрыз горстку крекеров.
После 17 часов показалось, что жара начинает спадать, и я поехал дальше. Почти сразу меня ждал очередной сюрприз: за поворотом слева открылся большой ильмень (по-видимому, ручей, у которого я сидел, именно оттуда и вытекал). У меня на глазах туда опустились 2 крупные белые птицы, в которых я без труда узнал колпиц. Когда же я подъехал ближе и осмотрел водоём в бинокль, там на мелководье обнаружилось их целых четыре. Опустив клювы в воду, они деловито "косили" ими из стороны в сторону. Вокруг стояло несколько серых и белых цапель и стайка чаек.
На этом сюрпризы не кончились - едва я поехал дальше, с обочины дороги взлетела самка стрепета.
А вот следующий сюрприз был далеко не столь приятен - я как раз увидел в стороне от дороги на проводах стайку розовых скворцов и решил познакомиться с ними поближе, как вдруг на холме впереди показался белый "Жигуль", который не проехал мимо, а свернул с дороги и подкатил ко мне. Оттуда вылезли четверо молодых абреков северокавказской наружности и поинтересовались, впрочем достаточно вежливо, кто я такой и что мне тут надо. Я объяснил - после чего они мирно уехали. Видимо, на востоке не принято связываться с сумасшедшими...
После этого я уже без приключений добрался до Янго-Аскера.
Там грейдер влился в асфальтовую трассу Астрахань - Элиста. Мне нужно было проехать по ней до посёлка Курченко, это меньше 20 км. Самое интересное, что я увидел на этом перегоне - пролетевший вдалеке, к востоку от шоссе, взрослый могильник. Справа тянулся заросший широкий ерик, там плавали молодые лысухи и шипуны, один даже сидел на гнезде.
Возле поворота на Курченко увидел сидящего на дорожном знаке хохлатого жаворонка - классическая, как я потом убедился, здешняя картина: их не увидишь ни в дикой степи, ни собственно в населённых пунктах - но вот на их окраинах они присутствуют в обязательном порядке. Тут же крутилась и пара кукушек - причём самка опять была серая (и вообще, за весь поход рыжую самку я видел лишь однажды).

Самка кукушки серой морфы
Я хотел проехать от Курченко по обозначенной на карте грунтовке до пос. Буруны, но сразу за мостом грейдер превратился в несколько накатанных колей, разбегающихся в разные стороны. Я свернул на одну из них - и потом выяснилось, что слишком забрал вправо. Но когда понял это, отступать было поздно - дело шло к закату, пора было думать о ночлеге, да и дорожка вела в общем в нужном направлении. Так что я продолжал ехать по ней. Кругом была уже не столько степь, сколько сухие луга, кое-где виднелись распаханные участки, полевые станы и поливальные установки. Слева тянулся длинный ильмень, на мелководье у его берегов кое-где группами стояли серые и большие белые цапли и колпицы. Последних я насчитал больше десятка. Один раз видел пролетающего большого баклана, потом встретил ещё одну пару красавок. Куковали кукушки, степных жаворонков сменили полевые (а каменки-плясуньи остались). К 8 вечера мне попалось подходящее для ночёвки место. Здесь близко к первому ильменю справа подступал второй - правда, почти пересохший. Между ними была прокопана канава, а с одной из земляных куч возле неё при моём приближении слетел белохвост. Я остановился у прибрежных кустов и в изнеможении сполз с велосипеда. Сердце колотилось, кружилась голова, подташнивало - похоже, я с непривычки чуть не загнал себя до смерти. Еле-еле сикось-накось поставил палатку и заполз внутрь - и даже заснуть долго не мог - только следил сквозь сетчатый полог, как по темнеющему небу носятся взад-вперёд огромные стаи стрекоз. Видимо благодаря их обилию комаров вокруг почти не было. А стрекозы тут активно охотятся, похоже, всю ночь.
13 июня.
Утром чувствовал себя уже намного лучше. Немного поел и допил все остатки чая, в надежде что уже через час-другой приеду в Буруны.
Ещё во время сборов прилетела пара чеграв и сделала круг над высыхающим ильменем - утро началось с очередного пополнения "личного счёта"!
А вот быстро выйти к Бурунам не получилось - колея совсем сошла на нет, а потом путь преградила ещё одна глубокая и широкая канава с отвесными глинистыми стенками. Пришлось возвращаться и искать обходной путь. Луга заполоняли несметные стаи молодых грачей. В кустах у ильменей слышал каких-то непонятных камышевок и видел несколько черноголовых чеканов, но они, увы, очень стеснялись фотографироваться. Видел также пару белохвостов, пеганок (в том числе огромный выводок на одном из ильменей), вдалеке пролетела цепочка серых гусей, потом увидел летящую на меня стаю огарей. Один раз низко над травой промчалась одинокая степная тиркушка.
Наконец, уже в 9-м часу утра, сумел выбраться к железной дороге и поехал вдоль неё. Солнце жарило вовсю, в горле пересохло - а воды-то у меня не осталось. Совсем. Однако я всё-таки обратил внимание на необычную птицу, распевающую на проводах - и не зря, ибо это был великолепный самец черноголовой овсянки.

Черноголовая овсянка
В Бурунах закупился водой и, отъехав недалеко, устроил привал под одиноким деревом. Само село Буруны растянулось вдоль большого и, похоже, мелководного ильменя. Он очень густо населён: цапли, лебеди, чёрные и белощёкие крачки, чайки, утки, лысухи... Один шипун сидел на гнезде в считанных метрах от сараев, подступающих вплотную к берегу. На моё дерево, пока я сидел, прилетела в гости стайка усатых синиц. В воздухе кружились щурки и ласточки (все 3 вида).
Мне бы посидеть там спокойно до вечера, часов до 18 - ан нет, сорвался в 14, и скоро пожалел: жара была на самом пике, а дорога на село Басы проходит по совершенно голым холмам, примерно посередине её находится большое солёное озеро (недалеко от него я встретил ещё одну черноголовую овсянку и снова увидел стаи розовых скворцов), а ближе к Басам - ещё озеро, но уже пресное. Там я наконец нашёл жидкие кустики, под которыми была хоть какая-то тень, и сразу забрался туда, не обратив внимания на расположившееся неподалёку на берегу овечье стадо. А зря! Сначала я понаблюдал за малыми крачками, таскавшими рыбёшку куда-то за дорогу (там располагалось ещё одно полувысохшее озерцо - точнее, это дорога рассекла озеро на 2 неравные части). Потом появилось несколько ходулочников, и я немного поподглядывал за их интимной жизнью. Потом я задремал - а когда проснулся, выяснилось, что стадо снялось с места и неспешно направляется в мою сторону. Вот тут я решил, что пора сменить дислокацию - но опоздал. В мою сторону молча, низко опустив голову и мрачно глядя исподлобья, направлялась здоровенная среднеазиатская овчарка. Весь её вид не располагал к близкому знакомству - так что я, не раздумывая, отступил в воду (как раз за кустами была канава глубиной по пояс). Плавать псине не захотелось, однако она заняла стратегическую позицию между мной и стадом, тем самым отрезав меня и от шоссе. Пришлось потом тащить через канаву и велик...
Басы оказались славянским селом - даже с церковью, тогда как в Бурунах я видел исключительно восточные лица (вроде казахи, хотя могу и ошибаться). Там я пополнил запасы воды. На краю села была целая роща - а в ней огромный грачевник. Здесь же обитали многочисленные галки, слышал я и воркование кольчатых горлиц, и свист иволги. Но встретился и кое-кто поинтереснее - над окраиной села реял самец степной пустельги! А на выезде из него дорогу мне не спеша перебежал заяц. Я просидел ещё около часа под мостом через ближайший ерик (в компании гнездящихся там деревенских ласточек), и наконец решил поискать ещё одну мифическую грунтовку - на деревню Озёрное. Но для начала в обозначенном на карте месте не оказалось ничего, хоть отдалённо напоминающего железнодорожный переезд. Мне, впрочем, это помешать не могло - перетащив велосипед через рельсы, я оказался на распутье нескольких колей, ведущих в разные стороны. Но в нужную не вела ни одна. Зато я нашел развалины полевого стана, где росло целых 4 дерева - и под ними я устроил очередной привал. Компанию мне составляли удод, щурки и чернолобый сорокопут. Впрочем, и здесь мой покой вскоре нарушило очередное стадо баранов (вперемешку с козлами). Но что ни делается, всё к лучшему: уходя от них, я таки наткнулся на колею, ведущую приблизительно в искомом направлении - и поехал по ней. Кругом опять была сухая степь, вдали блестел очередной солончак - но теперь вокруг росло довольно много каких-то невысоких корявых деревьев с узкими серебристыми листьями и кустов тамариска. Эта растительность давала укрытие множеству сорок - у них уже, как и у грачей, были лётные птенцы. Здесь же я нашёл по звонкому гомону колонию черногрудых воробьёв, построенную вокруг старого сорочьего гнезда (теперь в нём обитала степная пустельга).

Черногрудый воробей, самец
 Вместе с воробьями жила семья чернолобых сорокопутов.

Чернолобый сорокопут
А вдали виднелось гнездо курганников, из которого выглядывали подросшие птенцы (родители кружились поблизости). Вспугнул пару серых куропаток - они долго бежали по дороге впереди меня, потом свернули и затаились, а когда я поравнялся с ними - одна не выдержала и взлетела. Постепенно ландшафт менялся - появились пологие валы, вытянутые в направлении запад-восток, между ними в понижениях зеленел тростник, росли кусты - всё тот же вездесущий тамариск - а потом показалась и вода. Снова появились черноголовые чеканы и полевые жаворонки (вместо степных), а однажды в сидящей на вершине куста птице я узнал просянку (пока поднимал фотик - она улетела). Я ехал по берегу длинного ильменя, слева стояли тростники, в которых перекликались усатые синицы, справа возвышался бугор. Там где его склон осыпался небольшими обрывчиками, мне встретилась целая стая удодов - не менее десятка в одном месте! В небе периодически пролетали разноцветные цапли и колпицы, на воде виднелись многочисленные шипуны. Куковали кукушки, пели широкохвостки и дроздовидные камышевки. Колея становилась всё менее накатанной - а потом на горизонте снова появилось овечье стадо. Пришлось разворачиваться и ставить лагерь там, где ещё не видно было следов их копыт, съехав с колеи и прикрывшись кустами. Вечером видел рыскающую в траве фалангу. Чай, заваренный на воде из ильменя, оказался противным на вкус - вода была солоноватая. Когда стемнело, мимо на мотоцикле проехали пастухи, а вот собака их осталась с овцами и ночью периодически брехала.
14 июня
Проснулся по звонку будильника в 5 часов, но встал только в 6. Собрался и поехал назад по вчерашнему пути. Почти сразу же проколол камеру. Заменил. Вспугнул зайца. Видел целое собрание цапель (серых и ББЦ), сидевших на склоне бугра - при моём приближении они разлетелись. В конце ильменя стояла ферма, судя по неухоженному виду - заброшенная. Вокруг одного из её полуразрушенных строений вился целый рой розовых скворцов, причём я видел, что туда они летят с кормом в клювах (обыкновенные там тоже были - но с розовыми не смешивались). Совсем было решил к ним съездить - но тут из развалин фермы вышла огромная белёсая собака...

Красавки
На обширную пустошь за фермой на моих глазах с криками опустилась пара красавок, а на подъезде к колонии черногрудых воробьёв я снова вспугнул стрепета - на этот раз самца.

Курганник обеспокоен
Нанёс визит курганникам (оказалось, что вокруг их гнезда тоже поселились черногрудые воробьи), поднял вчерашних куропаток и устроил первый привал под деревом, на вершине которого громоздилось старое гнездо какой-то крупной ХП (возможно тоже курганника). Здесь я встретил третью черноголовую овсянку. Потом окончательно разочаровался в здешней воде и поехал в Басы покупать нормальную - и заодно еды - похоже, ко мне наконец вернулся аппетит. Стало быть, процесс адаптации к климату успешно завершился. Затарившись, приятно провёл в относительной прохладе под тамошним мостом время с 11.30 по 15.30 - сидел бы и дальше, но овцы с овчарками нашли меня и там...
Пришлось ехать к Бурунам. На озере, где овчарка загнала меня в канаву, видел в компании многочисленных ходулочников пару шилоклювок, у солончака слышал крики авдотки и наблюдал охоту стаи розовых скворцов на скопление каких-то саранчовых (таскали они их куда-то за солончак, в район железной дороги), а уже подъезжая к Бурунам проколол камеру во второй раз. На этот раз пришлось клеить. Пока занимался ремонтом - разглядел на ильмене у Бурунов среди серебристых чаек одиночного черноголового хохотуна.
Между тем небо на севере полностью скрыли облака, только на юге ещё голубела чистая полоска. Неужели пойдёт дождь? Это было бы большим облегчением.
В Бурунах я снова нанёс визит в магазин, а потом пересёк железнодорожные пути и поехал вдоль них. Я собирался свернуть на ту же колею, по которой выехал к железной дороге вчера - но перепутал и проскочил дальше. Понял я это, когда по правую руку показался незнакомый солончак. Солевая корка на нём была розоватой, и на этой розовой соли сидела стая серебристых чаек, среди которых выделялся десяток приземистых большеголовых чеграв и ещё один хохотун. Когда при моём приближении эта армада поднялась в воздух, отсвет соли превратил их всех в розовых чаек! В этих же местах мне встретилась третья за поход пара красавок и очередной заяц, выглядывавший из травы.
В конце концов, воспользовавшись GPS, я сумел выйти к месту позавчерашней стоянки и поставил лагерь почти в том же месте. Быстро темнело, степь звенела от стрекотания множества насекомых. Я узнавал лишь очень немногих - например, серого кузнечика и степного сверчка. А ещё среди всего этого разнообразия звучало нечто, похожее на звон маленького колокольчика - я так и не знаю, кто это был.
15 июня
Утром пошёл осмотреть пересыхающий ильмень, на берегу которого ночевал - и сразу был вознаграждён целыми двумя новыми видами - мимо пролетела чайконосая крачка, а вдоль кромки воды бегало несколько пар морских зуйков.


Морской зуёк
Кроме того, тут были речные крачки, пару раз пролетали чегравы, чёрные крачки и даже белокрылые. Из чаек были серебристые, озёрные и два молодых хохотуна.
В путь тронулся уже в 8 и решил забрать к югу, чтобы попытаться таки найти отмеченную на карте дорогу. Отыскать её удалось, но только под самый конец. А вокруг были всё те же сухие луга и заросшие тростником ильмени с шипунами, цаплями и дроздовидными камышевками. Снова видел черноголовых чеканов, белохвоста и пролетающую колпицу. Появилось много чибисов. На песке, заполняющем колеи, отпечаталось множество следов - больше всего, конечно, насекомых, но попадались лисьи, каких-то мелких зверьков, ящериц - а ещё очень много было следов болотных черепах, перебиравшихся из одного ильменя в другой. Усиливалась жара, звенели цикады, посвистывали суслики (одного даже увидел). Встретил ещё одну фалангу. К 11.30 устроил привал. Пусть по местным меркам было не очень жарко - всего 33, но ветер почти стих, и солнце вовсю жарило. Опять спасался под кустами и в воде. Вокруг меня в кустах перепархивали усатые синицы, пела камышовая овсянка и какая-то камышевка (индийская?), пролетали крачки и болотные луни, пели полевые жаворонки, в ильмене плескалась рыба. Слышал голоса куликов-чернышей. В 16 часов поехал дальше. Завернул в магазин в Курченко, оттуда по шоссе, минуя Янго-Аскер, поехал дальше в сторону Астрахани, и остановился только у ильменя Большой Бугас. В этом месте, где вода была по обе стороны от шоссе, на асфальте и обочинах валялось множество остатков задавленных болотных черепах.
Сами же ильмени радовали обилием птичья: много шипунов, цапли - в том числе рыжие, колпицы, белощёкие крачки, болотные луни, пеганки, утки, лысухи и камышницы, а когда я свернул с шоссе на подтопленную колею, из тростников поднялась стайка караваек. У дороги видел труп сбитого самца волчка, а в тростнике слышал их голоса. За ильменем на опоре высоковольтной ЛЭП обнаружил огромное гнездо, видимо могильника. Причём оно было расположено настолько удачно, что с шоссе его видно совершенно не было - прикрывал высокий бугор. В гнезде виднелись фигуры подросших птенцов.
На ночь устроился у подножия изрытого лисьими норами бугра, который заодно прикрывал меня от шоссе. Засыпал под кваканье лягушек и пенье камышевок.
16 июня
Ночью наконец пошёл дождь - правда совсем небольшой. Утро пасмурное и прохладное, всего +20. Встал в 6 и отправился осматривать ильмень. Почти у самой палатки встретил маленькую тощую лису.

Усатая синица
У самой воды обнаружил ивовый куст, по какой-то причине особенно любимый усатыми синицами - каждый раз, когда я подходил туда, их там оказывалась целая стайка. Нашёл гнездо ремеза, подвешенное прямо над колеёй на высоте метра полтора. Пролетела чайконосая крачка. Волчки кричали и летали парами, над бугром кружились три пеганки - самец и 2 самки. Не иначе, присматривались к норам. Прилетал кобчик. Караваек вокруг оказалось довольно много, причём одна стайка (около 10) постоянно прилетала кормится в одном и том же месте - там где я их вспугнул вчера. Подкрадывался к ним, немного поснимал.


Каравайки
В тростнике слышал крик малого погоныша, а с ильменя за шоссе - выпи. На дальнем ильмене разглядел в бинокль пару серых гусей. Видел здоровенного ужа и нашёл нору, не иначе, выдры. К ней вёл выглаженный брюхом жёлоб со следами лап. Видимо, из лисьей норы в палатку проникли блохи - раздавил двух. К 12 свернул лагрь и перебрался поближе к шоссе, под дерево. Видел пару сизоворонок и пару щурок. Долго сидел, наблюдая за кормящимися каравайками и чернышами, а потом какой-то чёрт меня дёрнул попытаться найти дорогу к гнезду могильника - убедиться, что это именно он. Но ничего из этого не получилось - путь перекрывает вода, да к тому же, оказывается, все дороги по эту сторону шоссе перекрыты табличками "частная собственность, въезд запрещён".
Поехал дальше по дороге в Астрахань. Самое интересное, что я обнаружил по пути - колония степных тиркушек. Они поселились на сухом островке среди полностью заросшего озерца возле самой дороги.

Степная тиркушка
В воздухе с чириканьем вилось целое облако из них, многие садились на землю. Стоило мне остановиться на шоссе, как одна подлетела поближе - дабы разобраться, не представляю ли я опасности. Кроме тиркушек, похоже, там же гнездились ходулочники (во всяком случае, они там тоже были). Я решил не соваться к ним, не беспокоить напрасно.
Дальше местность пошла совсем населённая - я поехал по обходящему город главному шоссе. Сделал небольшой привал у узенького ерика, видел, как ремез строит гнездо и спровоцировал, кукуя, приграничный конфликт у 2 самцов кукушки. Один из них отличался белыми перьями на верхней стороне кисти и визгливым голосом. Удалось сделать несколько фотографий.

Самец кукушки

Ремез

Цапель по-прежнему встречается много, видел даже рыжую. На небольшом ильмене у самой городской черты обнаружил нескольких красноголовых нырков, здесь же встретил чёрного коршуна. На ночёвку свернул в степь по той самой дороге, по которой ехал в первый день. Устроился в ложбинке среди редких кустов тамариска, поставил палатку и долго любовался полётами МиГов с лежащего за холмом военного аэродрома.


Пели степные жаворонки, кричали каменки-плясуньи, пролетела и села неподалёку пара красавок, на верхушке куста появился чернолобый сорокопут, в кустах ругалась ("чррррр") и пыталась запеть какая-то славка - наверняка белоусая, но рассмотреть (и присоединить к "списку побед") её так и не удалось. Когда стемнело, неожиданно рядом затрещал и захлопал крыльями козодой. Ночью слышал крики авдотки.
17 июня
Утро снова пасмурное. На рассвете низко над палаткой пролетели шипуны. В 7 часов встал, собрался и по относительной прохладе поехал в Астрахань на вокзал. До свиданья, степь - надеюсь, мы увидимся ещё. Правда, в следующий раз я бы предпочёл попасть сюда в мае, когда не так жарко.
Уже почти в самом городе видел пару серых уток, ходулочника и несколько речных крачек - они, похоже, загнездились на совсем уж неприглядной луже возле самого шоссе.
UPD: Добавил список встреченных видов. Не такой уж длинный, кстати. Зато выделенные жирным - это те, кого раньше я в природе не встречал. Номеров не получили те, в чьём определении не уверен на 100%.
1.Чомга
2.Большой баклан
3.Колпица
4.Каравайка
5.Большая выпь
6.Волчок
7.Большая белая цапля
8.Серая цапля
9.Рыжая цапля
10.Серый гусь
11.Лебедь-шипун
12.Пеганка
13.Огарь
14.Kряква
15.Серая утка
16.Kрасноносый нырок
17.Kрасноголовый нырок
18.Чёрный коршун
19.Курганник
20.Могильник
21.Орлан-белохвост
22.Kобчик
23.Степная пустельга
24.Серая куропатка
25.Красавка
26.Малый погоныш
27.Kамышница
28.Лысуха
29.Стрепет  
30.Малый зуёк
31.Морской зуёк
32.Чибис
33.Черныш
34.Травник
35.Ходулочник
36.Шилоклювка

37.Степная тиркушка
38.Черноголовый хохотун
39.Озёрная чайка
40.Серебристая чайка
41.Чёрная крачка
42.Белокрылая крачка
43.Белощёкая крачка
44.Чеграва
45.Чайконосая крачка

46.Речная крачка
47.Малая крачка
48.Сизый голубь
49.Kольчатая горлица
50.Обыкн. кукушка
51.Обыкновенный козодой
52.Чёрный стриж
53.Сизоворонка
54.Золотистая щурка
55.Удод
56.Береговушка
57.Деревенская ласточка
58.Воронок
59.Хохлатый жаворонок  
60.Полевой жаворонок
61.Степной жаворонок
62.Белая трясогузка
63.Чернолобый сорокопут  
64.Обыкновенная иволга
65.Обыкновенный скворец
66.Розовый скворец
67.Сорока
68.Галка
69.Грач
70.Серая ворона
хх.Индийская камышевка
71.Дроздовидная к-ка
72.Серая славка
хх.Белоусая славка
73.Черноголовый чекан
74.Каменка-плясунья
75.Обыкновенный соловей
76.Усатая синица
77.Обыкновенный ремез
78.Большая синица  
79.Домовый воробей
80.Черногрудый воробей
81.Полевой воробей
82.Просянка
83.Kамышовая овсянка
84.Черноголовая овсянка
Tags: Астрахань, птицы, фото
Subscribe

  • Приятного аппетита

    Животным безразлично наше представление о том, что им положено делать, а что нет.

  • Как споткнуться на ровном месте

    Бывает так - считаешь, что в какой-то области переел если не всех собак, то бОльшую часть, и с полным основанием можешь считать себя профессионалом.…

  • Пастушок и его "спасатели"

    На незамерзающей речке в одном из московских парков фотоохотник обнаружил зимующего водяного пастушка. Случилось это в начале февраля, так что…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments

  • Приятного аппетита

    Животным безразлично наше представление о том, что им положено делать, а что нет.

  • Как споткнуться на ровном месте

    Бывает так - считаешь, что в какой-то области переел если не всех собак, то бОльшую часть, и с полным основанием можешь считать себя профессионалом.…

  • Пастушок и его "спасатели"

    На незамерзающей речке в одном из московских парков фотоохотник обнаружил зимующего водяного пастушка. Случилось это в начале февраля, так что…