dipperman (dipperman) wrote,
dipperman
dipperman

Category:

Петелино. Весна на полигонах.

В ночь на среду поехал в Петелино. В принципе, можно было бы уже выбраться и подальше - но что-то я слишком устал за прошедшую рабочую неделю, и как результат - во вторник проспал все заманчивые перспективы ((
Ну, не беда - мой вечный "запасной вариант" всегда к моим услугам. Когда вылез из электрички, давно уже стемнело, правда над лесом висела почти полная луна, вполне сносно освещая дорогу. Снег прихватило лёгким морозцем, так что идти было удобно, хотя и очень шумно - снегоступы грохотали по насту как танковые траки. Поэтому, выбравшись на укатанную снегоходами насыпь, я их снял и пошёл дальше просто так, периодически останавливаясь и вслушиваясь в ночную тишину.На высоте ветер быстро тащил рваную сеть тонких облаков, Луна то просвечивала через них, то ярко сияла, попав в очередную прореху - но тут, внизу, ветер абсолютно не ощущался - ни единого шелеста не доносилось с вершин деревьев. Тишина до звона в ушах - даже на полигонах почему-то никто не стрелял - и ни одного совиного крика за весь долгий путь по насыпи, через Берёзовские поля, через разлившуюся речку Берёзку, снова через лес и снова через поля - только один раз вглубь леса от насыпи, похрустывая настом и ветками, отошёл кто-то большой (наверное лось), а над полями дважды просвистели утиные крылья - один раз это был тяжёлый посвист кряквы, а второй - кто-то меньше и легче, с высоким серебристым звоном - очень знакомым, но я так и не смог вспомнить, кто.
Заночевал без огня, под густой одинокой ёлкой, стоящей на отшибе у края леса. Под ней снег правильным кругом протаял до земли, и было даже относительно сухо. 
Проснулся я в 6.30 от раздающихся совсем рядом роскошных флейтовых звуков песни чёрного дрозда. Было уже совсем светло. Над лесом с песнями и щебетом пролетела большая стая чечёток, где-то недалеко пел зяблик, в лесу громко свистел седой дятел (а вот дроби БПД явно пошли на убыль – я их почти не слышал в этот раз). Поскольку с погодой мне явно повезло – день с самого утра выдался солнечный, я решил не торопиться назад, к станции, а сходить погулять по полигонам. Тем более что там за всю ночь так и не прозвучало ни одного выстрела. Сказано – сделано, тем более что от моей ночёвки туда и идти было всего ничего – правда, пришлось форсировать ещё один разлившийся ручей. На полигонах ещё много снега, протаяли только крутые южные склоны. Ветви деревьев и ивовых кустов уже окрасились в весенние цвета – лес при взгляде издали приобрёл весеннюю «радужность», мягкие акварельные краски. Очень красиво. Пожалуй, самое красивое время года здесь – именно сейчас.
Когда я вышел на край леса – сразу же услышал токующего где-то вдали тетерева (потом их оказалось даже два), и решил его поискать. Косач нашёлся практически сразу – я рассмотрел его в бинокль, он сидел на вершине невысокого куста возле насыпи военной дороги, а второй подпевал ему издалека с противоположной её стороны. Пока я не спеша пробирался к нему, солнце поднялось совсем высоко и ему уже настало время заканчивать концерт – а тут ещё и я нарисовался, так что он поспешно и как-то незаметно свалил, и второй тоже почти сразу умолк. 
Впрочем, живности вокруг хватало и без них. Во всех направлениях сновали стайки чечёток, чижей и щеглов, отдельные жаворонки, зяблики, трясогузки и реполовы, а также дрозды разных видов (в итоге за сегодняшний день я повидал всех пятерых – рябинников, чёрных, дерябу, певчих и белобровиков). Один раз вспугнул лугового конька, дважды встречал ещё не поющих самцов камышовых овсянок, один раз из кустов протрещала зарянка. В небе пролетали стайки чибисов. А самое, пожалуй, интересное – это обилие серых сорокопутов. На полигонах я видел наверное штуки четыре, причём двое из них пели, и ещё один позже встретился мне на Берёзовских полях (этот оказался самым доверчивым, на фото – именно его портрет).
Ну, коль скоро речь зашла о крючконосых, нельзя не упомянуть и настоящих хищников – я видел обоих наших ястребовперепелятника и тетеревятника, пару канюков и самца болотного луня – пока не вскрылись водоёмы, он вынужден искать пропитание в необычных для себя местах. Этот на моих глазах переполошил стаю дроздов-рябинников – но, впрочем, даже не попытался их преследовать. После 9 часов веселье пошло на убыль – смолкли песни и щебет, только сорокопуты, как часовые, возвышались на одиноких деревцах, да периодически пролетала пара синиц, стайка чижей или одинокий дрозд. В небе показалась большая стая воронов – не меньше 30 штук, на фото только малая её часть. Покружив, они сместились куда-то на запад.

Вернувшись в лагерь, я передохнул и пообедал, а потом двинулся в обратный путь. В лесу вспугнул глухарку, слышал брачные крики желны – но, в общем, ничего особенно интересного не встретил. На Берёзовских полях увидел первую в этом году бабочку – кстати, не опознал – есть тут энтомологи? Кто это?

Возвращаться от полей к шоссе решил не по насыпи, а через лес – о чём вскоре горько пожалел, ибо растаявший наст перестал держать даже снегоступы, и я полз вперёд со скоростью хромой улитки, матерясь сквозь зубы. Впрочем, выбери я иной маршрут – не состоялось бы самое необычное моё наблюдение на этом выезде. Около 17 часов, когда я в очередной раз, запыхавшись, присел отдохнуть на поваленную лесину, где-то недалеко отчётливо прозвучали две серии криков мохноногого сыча. Днём! При ярком солнце! Впрочем, сыч явно сам осознал свою ошибку и смолк. Но ошибки в определении быть не могло. Это тем более приятно, что я уже много лет не слыхал их здесь даже ночью – а тут такой замечательный сюрприз…
Из птичьей мелочи в лесу явно и сильно преобладали чижи. Именно их позывки и обрывки песен составляли почти постоянный звуковой фон, уверенно забивая редких синиц и клестов – последних стало заметно меньше с последнего моего выезда в эти места, и если утром они ещё периодически попадались, то после полудня я не слышал вообще ни одного! Ну и в заключение – краткий перечень тех, кого я пропустил выше. Из синиц были, естественно, БС и лазоревки, пухляки (мало), московки (4 поющих) и пара стаек ополовников. Как примкнувших к ним упомяну ещё поющих пищух (4-5) и корольков (всего один поющий). Снегирей немного и они малозаметны. Дважды замеченные возле дороги «снегири» при ближайшем рассмотрении оказывались зябликами. Трижды встречал крапивников - причём одного практически в чистом поле, в зарослях прошлогоднего сухого бурьяна. Из зверья, помимо традиционного (см. например предыдущий мой отчёт о поездке сюда), видел свежий помёт косули и след барсука. Почти у самого Минского шоссе обнаружил место, где кто-то схарчил белку – клочья шерсти на снегу. Поскольку случилось это несколько дней назад, следы, если они и были там, стали уже полностью нечитабельны. Увы.

 
Tags: Петелино, звери, птицы, совы, фото
Subscribe

  • Туман над болотом

    С формальной точки зрения, это уже не могло считаться празднованием Хеллоуина, ведь с его даты прошло два дня. Но я не формалист, и никак иначе…

  • Гуси и яблоки

    При словосочетании "гусь в яблоках" нам, естественно, сразу представляется соответствующее блюдо. Но можно же и немного по-другому -…

  • Ещё из жизни рогатых

    Ездил вчера летать под Можайск, во время собственно полётов ничего особенно интересного не попалось, только болтало неожиданно сильно, хотя ветер как…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments