dipperman (dipperman) wrote,
dipperman
dipperman

Categories:

Места давно минувших дней

Раз меня уже понесло по следам собственных стародавних выездов, в прошедший вторник решил отправиться на границу Смоленской области - в верховья реки Москвы, к двум деревням с общим "гельминтологическим" названием - Острицы 1-е и, соответственно, 2-е. Когда-то, сплавляясь от истоков Москвы-реки на байдарке "Ласточка", я побывал здесь впервые - а потом ещё пару раз наведывался, но всё это было очень давно.
Но вернуться сюда соблазн был - и не в названии, естественно,  дело - как обычно, на границах областей, на условно "ничьей" земле, людей существенно меньше, чем поблизости от центральных городов - а прочей живности, теоретически, должно быть больше. И прежние мои визиты сюда это, вроде бы, подтверждали - хотя ничего совсем сногсшибательного обнаружить ни разу не удалось, но общее впечатление сложилось очень приятное. И вот наконец собрался взглянуть, что же тут творится сейчас.
Выехал среди дня, и на место добрался довольно поздно - около 16 часов. Было солнечно и необыкновенно тепло - около 10 градусов выше нуля, но дул довольно сильный ветер - как ни странно, восточный.
Первое знакомство с местной фауной состоялось, как только я свернул с асфальта на грунтовку у деревни Чернево - над полем (где уже совершенно не осталось снега) кружил зимняк. Однако не было видно ни жаворонков, ни чибисов.
Грунтовка довела меня до деревни Холмово и там закончилась - дальше вела укатанная по снегу (а сейчас местами протаявшая) колея, по которой всю зиму явно не ездило ничего крупнее снегохода. Я побоялся соваться туда (хотя трактор в Холмово, как немного позже выяснилось, был), а проехал через поле ближе к лесу и стал распаковывать параплан. Снег и на этом поле уже сошёл, но земля пока твёрдая, промёрзшая - ехать было легко, а в лесу снежный покров ещё сплошной - но он представляет собой плотный слежавшийся наст, по которому можно ходить, почти не проваливаясь. А возможно, и ездить.
В начале шестого ветер заметно стих (так казалось, по крайней мере), должна была утихнуть и термическая болтанка - и я решил взлетать. Оторваться удалось почти сразу (со второй попытки - в первый раз, казалось, по собственной неосторожности "уронил" купол ещё до разбега), но вот дальше нечались приключения - подпрыгнув в начале метров на 7, аппарат вдруг начал проваливаться, и просел почти до земли - я уже выставил ноги в ожидании внеплановой посадки, но у самой земли, на полном газу и с зажатыми клевантами, параплан вдруг затормозил, а потом нехотя снова полез вверх. Словом, почти те же картина, что недавно над Нарскими - я уже готовился к дикой болтанке наверху, малодушно прикидывая, не стоит ли сразу разворачиваться на посадку - но на этот раз трясло вполне умеренно, и чем выше я поднимался, тем спокойнее становилось в воздухе.

Сверху, особенно после того, как я забрался на 400 метров, открылся прекрасный обзор - но улетать далеко на запад (куда мне как раз больше всего и хотелось) я не решился - ведь ветер дул именно туда, и ветер довольно сильный - легко было бы, забывшись, умчаться так далеко, что на обратный путь просто не хватило бы топлива. Поэтому я просто кружил около старта, постепенно набирая высоту (над нагретыми за день лесами ощутимо пёрло вверх). Весь запад, насколько позволяло рассмотреть бьющее в глаза закатное солнце, до самого горизонта покрывали леса - лишь кое-где виднелись проплешины полей и вырубок, местами угадывались поросшие редким сосняком болота. К востоку полей и лесов было примерно поровну, кое-где выделялись свежие вырубки. На северо-западе что-то горело - дым поднимался густыми белыми клубами, временами запах костра ощущался даже здесь - возможно, там горел лес. Во всяком случае, никаких деревень, судя по карте, в той стороне не было. Я подлетел туда настолько близко, насколько смог - но подробностей разглядеть не сумел. Впрочем, для лесного пожара очаг дыма выглядел каким-то слишком локальным.
Через полчаса, увидев сверху всё что смог, я приземлился, разобрал аппарат и стал готовиться к ночёвке.
Закатный лес, окутанный мёртвой тишиной, вызывал натуральный когнитивный диссонанс - по общей картине, гораздо больше напоминающей не середину марта, а апрель, казалось, что оттуда сейчас должны звучать песни дроздов и зарянок, а вдоль опушки - тянуть вальдшнепы, но - как говорится, извольте обломаться. Только покричал немного одинокий седой дятел, а потом, когда уже стало совсем смеркаться, почти из того же места долетели грустные свисты воробьиного сычика.
Палатку поставил здесь же, на краю леса, на небольшой проталине возле накатанной снегоходной колеи. Как только солнце скрылось за горизонтом, начало стремительно холодать, капельки влаги на крышке котла превратились в ледяные бусины. Не желая мёрзнуть, быстро пожевал и забрался в спальник - не забывая, впрочем, прислушиваться.
Ночью сквозь сон дважды слышал голоса - первый раз где-то недалеко пел на этот раз уже несомненный мохноногий сыч - но недолго, после трёх-четырёх трелей замолчал, а второй раз, уже под утро, несколько раз прокричала какая-то другая птица - я так и не понял, кто. Звук был отрывистый, напоминающий не то канюка, не то какую-то чайку - "кей... кей..."
В шесть вылез не утренний маршрут. В серых сумерках пересвистывались снегири - больше никакой живности в лесу, казалось, не было, зато их - невероятное количество. Потом, с рассветом, забарабанили дятлы (БПД, желна, встретил ещё одного седого), и только потом, когда показалось солнце, подали голоса все остальные - клесты, чижи, пухляки, московки, большие синицы, поползни, даже по одному разу встретились ополовник и королёк. Раза три слышал свист рябчиков, потом забормотали тетерева - но их тут совсем немного, я слышал трёх-четырёх, пели они поодиночке, на деревьях, периодически меняя место. Совсем не видно было и зимнего куриного помёта в растявших лунках - судя по всему, тетеревиных тут очень мало.
Зато вот кого много, судя по следам и тому же помёту - так это лосей и кабанов. Местами их следы образовывали настоящие тропы. Кое-где видел и следы зайцев - естественно, очень старые - на нынешнем насте никакой заяц, естественно, следов не оставит.
Несколько раз пролетали вОроны, один раз слышал кедровку, трижды - соек (и видел). Один раз слышал "чок-чок-чок" чёрного дрозда - это было так неожиданно, что я почти не поверил свои ушам.
К лагерю вернулся в десятом часу, следующий полёт собрался совершить с поля у деревни Острицы 1-е. Пока туда доехал, встретил пару щеглов и вспугнул на обочине дороги серую куропатку (почему-то одинокую), несколько раз слышал поющих полевых жаворонков, наконец-то увидел первого чибиса и  - сюрприз - белую трясогузку.
Однако вылет пришлось отложить из-за поломки ручного стартёра - хвала Небесам, с собой был запасной, и полевой ремонт отнял всего около часа. Но когда я всё-таки взлетел, ветер и термичка уже разыгрались вовсю - впрочем, сегодня это "вовсю" означало всего лишь 4-5 м/с на рабочей высоте, да и долбило весьма умеренно. Пролетел вдоль р. Москвы (тут она шириной с нашу Сетунь), вспугнул из прибрежных зарослей здоровенного чёрного кабана (он, тряся ушами, бодро ускакал от меня в лес, а я еле успел в последний момент отвернуть от приближающихся деревьев - так приковал внимание щетинистый загривок, колышущийся в 10-15 метрах под ногами). Потом опять набрал высоту над лесом, встретил в небе одного канюка и одного полевого луня (самца), пролетая вдоль опушки леса, наткнулся на свежую бобровую лесосеку, а по приземлении обнаружил, что камера не включилась, когда я ткнул в неё при взлёте. Закон подлости - кабанчика было бы вполне неплохо видно на записи, будь она включена. Зато поиграл в догонялки с канюком - и, как ни странно, догнал - впрочем, я летел выше и мне помогал ветер.
На обратном пути решил ещё заехать на рыбхоз Большие Парфёнки - и энтузиазм был вознаграждён: помимо ещё одного чибиса и четырёх скворцов, меня встретил там восседающий на льду молодой орлан-белохвост.
С фототрофеями в этот раз опять вышло не густо - вот только эта славная клестиха согласилась немного попозировать ( а её красный приятель, который тоже вылетел вместе с ней на дорогу за камешками-гастролитами, оказался менее сговорчив - подставил вместо себя желтопузого самца обыкновенной овсянки).
Loxia_curvirostra_07s

Compilation_s
Да и то, чтобы свести эту разнокалиберную парочку на одной фотографии, потребовалась небольшая ловкость рук - резкость - то наводилась либо на клеста, либо на овсянку...
Tags: Острицы, видео, звери, парапланы, птицы, фото
Subscribe

  • Цветы на песках

    Дрон, жужжа, поднимается в утреннее астраханское небо. Насколько хватает его электронных глаз - кругом степь и озёра. Столб дыма на заднем плане…

  • Астрахань - птицы над степью

    Степные жаворонки Melanocorypha calandra встретили меня ещё в Волгоградской области. Это крупные (с дрозда), длиннокрылые птицы, совершенно не…

  • Рыжие

    Эта поездка в астраханские и калмыцкие степи среди прочего запомнилась каким-то невероятным количеством курганников (Buteo rufinus). Среди других…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • Цветы на песках

    Дрон, жужжа, поднимается в утреннее астраханское небо. Насколько хватает его электронных глаз - кругом степь и озёра. Столб дыма на заднем плане…

  • Астрахань - птицы над степью

    Степные жаворонки Melanocorypha calandra встретили меня ещё в Волгоградской области. Это крупные (с дрозда), длиннокрылые птицы, совершенно не…

  • Рыжие

    Эта поездка в астраханские и калмыцкие степи среди прочего запомнилась каким-то невероятным количеством курганников (Buteo rufinus). Среди других…